Ландскрона: венец земли и рупор движения

На сайт добавлено интервью с Иваном «Nike», отцом-основателем Landsrona.ru и просто знаковой фигурой в истории зенитовского движа. О транскрипции шведских названий петербургскими хулиганами, истории фанзина и landscrown.spb.ru и о том, в чем суть идеи Ландскроны

Венец земли

Начиная беседу, нам хотелось бы в первую очередь обратиться к твоей памяти и просто послушать человека, благодаря которому появился сайт с уже шестилетней историей. Насколько, нам известно, все начиналось с журнала Landscrown. Как пришла в голову мысль делать фанзин? Расскажи, пожалуйста, про ту эпоху.

Идея делать журнал появилась, с одной стороны, в связи с тем, что “Знамя Зенита” — главный, на тот момент, фанзин нашего движа — уже довольно давно не выходил, а с другой, потому что в Москве к тому времени уже появились очень крутые фанзины, на которые все ориентировались, и нам не хотелось отставать в этом плане. Кроме того, было желание делиться впечатлениями от выездов. Например, когда у нас было два подряд очень крутых, богатых на беспорядки и столкновения с ОМОНом выезда — Волгоград и Минск (за сборную), меня по возвращению переполняли такие эмоции, что я написал про каждый по отчету, только тогда их просто не куда было девать. Мне приходилось на работе их печатать на принтере тиражом по 20 штук и раздавать людям. Вот из-за всех этих факторов у нас и родилась тогда идея делать фанзин.

И вот, в конце сезона 99, Деникин и Князь – на тот момент, молодые и далеко не авторитетные в движе люди взялись за создание первого номера Landscrown. Его они провалили полностью. С точки зрения содержания он еще что-то из себя представлял, но если говорить, а каком-то дизайне, или верстке то их просто не было. Журнал был напечатан на обычном принтере и скреплен степлером.

А ты имел какое-то отношение к первому номеру?

Да, там вот как раз и были опубликованы два моих отчета из Волгограда и Минска. Парни, видимо, видели, как я их кому-то давал и обратились ко мне. Людям понравилось как я пишу, так что, когда стали заниматься уже вторым номером все настаивали, чтобы я продолжил писать и для него, поэтому во втором Landscrown было много моих публикаций.

Основная инициатива продолжала исходить от все того же Князя?

Все основные идеи на начальном этапе исходили от группы людей, которые в будущем станут Гр-ми. Вот второй номер, уже в большой степени делали Z-44 cо своими молодежными филиалами в одном из которых был Деникин, а Гр-нов в составе редколлегии второго номера представлял Князь.

А ты хорошо помнишь состав той редколлегии? Кто наводил всю движуху, всегда ведь есть человек, который более активен, и заряжает своим энтузиазмом всех остальных?

Не было такого, честно говорю, в этом и была очень большая проблема, и именно поэтому номера выходили так долго. Делалось все очень медленно. Мы часто собирались, ругались по этому поводу, решали, что все-таки надо что-то делать, писать, люди брали на себя обязательства, обещали подключать знакомых, но проходил месяц и никто ничего не писал, не приносил и людей не приводил. Но с фанзинами, мне кажется, всегда так. Также хочу отметить, что нам очень помогал советом Француз.

А у него не возникало никакой ревности, ведь у движа раньше был только один фанзин — «Знамя Зенита»?

Не знаю, была ли у него ревность, но он очень позитивно относился к нашим начинаниям и как старший товарищ, он очень помогал, всегда был готов посоветовать, объяснить, помочь.

После второго был более профессионально выполненный третий номер. Ну а самым качественным получился четвертый, сделанный совместно со «Знаменем Зенита», фанзин. На тот момент мы достигли уже очень серьезного уровня, у нас собралась целая команда единомышленников.

Вот, и где-то между вторым и третьим номерами, мы решили делать сайт, тогда он еще назывался Landscrown.

Расскажи, пожалуйста, об этимологии этого замечательного названия. Именно от тебя хочется услышать, как оно родилось.

Ландскрона в буквальном переводе со шведского означает – “венец земли”. Ландскрона – название шведского замка, стоящего в устье Охты, где она впадает в Неву, сейчас – это печально известное место строительства «Охта-центра». Замок просуществовал полтора года с 1300 по 1301 и был потом уничтожен местными дружинами.

Для нас в название Ландскрона заключалась идея такого противостояния, в котором несколько десятков, умных, блестящих, просвещенных рыцарей противостоят, наступающей толпе варваров. То есть противостояние с некой обреченностью, но с гордостью и блеском. Мы вкладывали в слово Ландскрона именно такую философию.

Когда мы начинали делать фанзин, получился такой, в чём-то забавный, ляп. После того, как было принято решение назвать журнал Ландскрона, Деникин и Князь, люди, на тот момент, совсем молодые и не отягощенные большим кругозором просто дважды перевели это слово. Cначала со шведского на русский – “венец земли”, а потом с русского на английский, и, по их мнению, “венец земли” на английском звучит именно как Landscrown В то время, в околофутболе во всем ровнялись на Англию – это было модно.

Когда мы увидели уже напечатанный фанзин с надписью “Landscrown” на обложке, все были шокированы, мы даже не подозревали, что изначальную версию названия можно было как-то переиначить. Ну а потом, менять уже не стали, и второй, третий номера, также как и сайт носили название Landscrown — на голубом фоне, черная надпись своеобразным шрифтом, в духе времени – по-хулигански.

Сайт делал Minzdrav, он как-то с самого начала втянулся в процесс, когда еще журнал делали, вроде его Кулик привел. Minzdrav оказался для нас настоящей находкой, парень, реально, очень рубил в компьютерных технологиях и практически даром сделал отличный сайт, который буквально всех втянул в Интернет, ведь тогда было такое время — Интернет все только начинали осваивать.

Смерть фанзинов

Если я правильно помню, главный прорыв заключался в том, что на новом сайте была гостевая книга?

Да, именно гостевая. Опять таки, тогда был очень популярен мясной United Guestbook, где были просто неимоверные рубки и интернет-войны. Причем, в отличие от сегодняшних дней, там рубились реальные лидеры движений — это, конечно, добавляло драйва в общение. Вот и на Landscrown стали писать лидеры почти всех основных фирм того времени.

Ну, также стоит отметить, что Troubles появился пораньше Landscrown.

Troubles ресурс своеобразный, более маргинальный, что ли. Там люди описывали пятничные пьянки на Веселом поселке, глумились, подстебывали друг друга, короче не серьезно все было. То есть, как впоследствии стали относится ко всему Интернету на Troubles было с самого начала, в этом они были впереди времени.

А на Landscrown все было серьезнее?

Ну там такие зануды как я собрались, все серьезно воспринимали. Я всегда относился серьезно и к ОФ, и к сайту, наверно, даже, можно сказать, не к сайту, а к информационной политике. Сайт Landscrown быстро набрал популярность, причем не только в Питере, но и в Москве. Многие люди специально под это дело даже себе Интернет подключали. Были люди, особенно возрастные, которые так и не начали пользоваться Интернетом, и они только по каким-то отголоскам узнавали, что кто-то, что-то написал. Вот эти люди подходили, спрашивали в стиле: “А чёй-то вы там пишите?”, приходилось им чуть ли не распечатки скриншотов с этим переписками приносить и показывать.

Затем был момент, где-то в начале 2000-ых, когда сайт, на какое-то время, при активном участие МП переехал на Ultras 33. В этот же период вышел и совместный фанзин.

Это уже, можно сказать, несколько другая эпоха?

Да, причем по прошествию времени, все же было принято решение, что нет – это не тот формат, в котором должен существовать сайт движа. У Макса изначально была правильная идея, в движе в то время были какие-то непонятные дробления и шатания: кто-то смотрел больше в сторону клуба, кто-то в сторону хулиганизма, Макс же выступал за создание организации в стиле ультрас. Его ошибка заключалась в том, что он «запустил лошадь впереди паровоза», то есть не создав структуру, он сразу стал заниматься всякого рода пиаром, бросать вызовы. Многих это взбесило и его, на сколько это бы грустно не звучало, просто выкинули из этого процесса.

Встал вопрос: “если не Ultras 33, тогда что?”, и было решено вернуться к Ландскроне, только уже именно к оригинальному варианту написания, то есть «Landscrona». Minzdrav сделал абсолютно новый сайт, полностью заново переписанный, с оригинальным дизайном, причем без всяких указаний с нашей стороны. Мы даже не представляли, что может быть еще какой-то дизайн, на landscrown.spb.ru его и в помине не было, была просто черная надпись Landscrown на голубом фоне. Minzdrav же нарисовал вот ту самую синюю шапку, составленную из фотографий трибуны, которую вы и сейчас можете наблюдать на Кроне – это был гениально с его стороны. К тому же на новой Ландскроне был уже не гест, а форум – абсолютно новое, на тот момент, слово технической мысли. Народу туда ломанулось немерено, за пол года зарегистрировалось 2000 пользователей, авторитет у ресурс был просто огромный. Плюс потом пошли фотки, стал формироваться раздел медиа, начали публиковаться отчеты о матчах, то есть фанзин полностью перешел в электронный вид. После появления landscrona.ru смысл выпускать печатный журнал пропал.

Ты считаешь, что фанзины в Питере умерли именно в этот момент?

Я думаю, что да. Они умерли даже раньше, к моменту появления landscrona.ru, в то виде в котором мы ее знаем, фанзины уже долго не выходили. То есть были, конечно, какие-то потешные проекты типа North-West Supporter, Born to free, но это была больше клоунада. После открытия landscrona.ru вопроса о фанзинах больше не стояло и не стоит.

Может ты в курсе, у нас были попытки сделать фанзин, но в нынешнее время — в эпоху Интернета встал вопрос о целесообразности, да и с другой стороны – это просто слишком дорого, взять и сделать журнал.

Ну, по нашим временам – это все-таки не такие большие деньги, хотя я вас понимаю, было желание сделать журнал от и до, c огромным объемом. Но все равно это не так дорого, вопрос в окупаемости, продаваемости, с учетом того, что фанзин покупают не все, кто ходит на футбол. Вообще выход фанзина, журнала, газеты – это сплачивающий момент, он очень важен для организаций, которые только находят себя. Как Ленин еще говорил: “Газета – не только коллективный агитатор, но и коллективный организатор”. То есть, еще раз повторю, для организаций, находящихся на стадии становления, фанзин – это очень много, он не только агитирует и привлекает новых людей, но и создает идентичность, повышает лояльность тех, кто уже состоит в организации.

Питер – европейская страна

А сайт может выполнять такие же функции, что и фанзин?

В какой-то мере да. Например, Ландскрона сейчас имеет просто огромный авторитет. Заявления, которые там появляются, на следующий день цитируются во всех официальных СМИ. Причем авторитет ресурса во внешней среде даже выше, чем во внутренней. То есть люди, которые в теме, они могут с иронией относится к некоторым моментам, а внешняя аудитория, которая огромна, более серьезно все воспринимает.

Может это от того, что Интернет занимает очень большое место в сегодняшнем обществе?

В Петербурге, конечно, да. Хотя, не стоит переоценивать сегодняшнее значение Интернета, где 2/3 всей информации составляет порнография и 2/3 людей ничего кроме этой самой порнографии не ищут и не находят. При близком рассмотрении 70% жителей Петербурга сидят в Интернете, но при этом популярность новостных, общественно-политических ресурсов очень низкая, большинство людей лазает на анекдот ру и на порносайты.

Сейчас ты часто заходишь на Ландскрону?

Очень редко, но, помню, как-то раз у меня даже возникло желание что-то написать, и я не смог найти свой пароль. Нажал “восстановить”, он не восстановился почему-то, я забил, желание написать почему-то пропало… А так, периодически захожу в раздел “Медиа”, читаю новости, на форум очень редко заглядываю.

Скажи, а ты не разочаровался сейчас в своем творении? Оправдывает ли сейчас Ландскрона свое название?

Если говорить о той идее, которую мы вкладывали в название, то, скорее всего, не разочаровался. То есть европейцы, противостоящие варварам – это то как мы воспринимали себя в отношении Москвы, да и всей России практически. И сейчас я себя и Санкт-Петербург воспринимаю абсолютно также.

Я даже стал лучше относиться к Петербургу в целом, потому что люди и даже социальная жизнь — очень отличаются от остальной России. Например, когда распался СССР, кто-то: Эстония, Литва, Латвия вошли в ЕС, а кто-то скатился в варварство, как Азербайджан, Армения, Туркменистан. Так и сейчас в случае дробления России у кого-то все будет хорошо, а кто-то скатиться в варварство. В Петербурге точно все будет хорошо. Питер – это на 100% европейский город, даже можно сказать европейская страна среднего размера, как Норвегия, или Финляндия. И он спокойно мог стать 5-ой скандинавской республикой, или 4-ой прибалтийской, быть нормальной европейской страной, причем, он от этого никуда бы не делся.

Так и Белоруссия, как бы там Лукашенко не бил себя пяткой в грудь, все равно, лет через 5-10 станет нормальной Европейской страной. Я как-то писал для Кроны статью “Последний чемпион”, там я говорил, что 12-13 года, то есть период после президентских выборов, станут определяющими для страны, я от тех слов не отказываюсь. Это будет очень критический период, всякое может произойти. Сейчас, очень многие проблемы, в рамках существующей системы, просто нерешаемы. Их просто невозможно решить, так как у нас системный кризис в управлении. Единственное, что я разуверился в революциях, потому что это никому не нужно. Но из-за упадка самой системы и морального кризиса, революции могут и не понадабиться. СССР ведь не 10 диссидентов развалили, которые на площадь выходили, просто партийную верхушку охватило отвращение к самим себе – это их просто изнутри съело. Они часто ездили в Штаты, в Европу и каждый раз возвращались в свой муравейник, смотрели друг на друга и ничего кроме отвращения не испытывали.

Дело для плебеев

Ты знаешь, что мы сейчас сделали форум закрытым от чужих глаз? Правильная ли, по твоему мнению, тенденция — закрывать фанатские дела от посторонних?

На начальном этапе, то есть все что – до, конечно, правильно. Другое дело, все это относительно. От кого закрывать-то? От широкой общественности, если только. Ведь, понятное дело, и в клубе, и в органах все равно все узнают.

Знаешь, иногда, куда более опасны могут быть журналисты, прочитавшие фразу какого-нибудь недоумка, так как на следующее утро это фраза окажется во всех газетах.

Да, я много раз сталкивался с этим, когда еще сам являлся одним из редакторов Кроны. Журналистам всегда нужны жареные факты, ты им не интересен, когда говоришь, что фанаты – это такие хорошие, благородные люди – и честные, и умные, и работящие. Кому это интересно? А вот, когда фанаты сжигают хачей прямо на секторе – это интересно, это круто, это продастся, поэтому журналисты всегда все будут перекраивать в эту степь, и всегда нужно помнить, что информация будет преподнесена именно так. Мне лично приходилось отказываться от выступлений в некоторых СМИ, наступая на горло собственному тщеславию, потому что было четкое понимание, как мои слова будут преподнесены.

Вот, а если начистоту, то, как ни крути, прослойка организованных, просвещенных фанатов, она очень тонкая, буквально несколько процентов, а под ними всегда было море быдла, оно присутствует, оно там и оно никуда не делось.

Но ведь фанаты — это срез общества, в конце концов. Или ты так не скажешь?

Не скажу. Я скажу даже так — сейчас в Петербурге среди интеллектуальных и бизнес элит, есть отношение к футболу, как к делу для плебеев. Ходить на футбол, болеть, интересоваться футболом – считается дурным тоном.

Т.е. выходит, футбольное боление маргинализировано, и на стадион, никуда кроме VIP ложи, приличные люди не пойдут? Другими словами, если ты ходишь на обычный сектор, то запросто можешь оказаться среди непонятных, оголтелых личностей, так?

Да, причем помимо этого есть такой “эффект обезьяны”, я читал про него у Дуги Бримсона и потом сам прочувствовал его в жизни. То есть, в чем он заключается: стоишь ты на секторе, шизуешь на одной волне со всеми, тебя переполняют эмоции, вдруг бац, отключаешься на секунду, что-то тебя отвлекло, и ты смотришь вокруг, и обнаруживаешь себя среди стада прыгающих, орущих обезьян, в голове появляется мысль: “что же я здесь делаю?”

Z-44

А что же тогда удерживало тебя на секторе, раз тебя посещали такие мысли?

На трибуне меня всегда привлекал круг общения. Конечно, сначала я пришел на стадион из-за любви к футболу, потом, начитавшись фанзинов про драки, эмоции, драйв, тоже захотелось во всем этом участвовать. Такая своеобразная проверка самого себя на слабо: “А смогу ли я также как эти парни?” Вот, а потом, как раз, организуется этот самый круг общения и люди держаться друг за друга, у нас в Z-44 в этом плане все было просто офигенно. То есть и интеллектуальный, и художественный, и стилистический, и культурный уровень людей был очень высоким. Это была очень крутая тусовка, которая просто притягивала людей и вытягивала все лучшее, что есть в околофутболе. Все нормальные люди на секторе ровнялись на этот уровень. Потом, когда мы распались, я еще продолжал ездить по инерции, куда-то ходил, но я смотрел вокруг и понимал, что 90% времени я просто нахожусь среди быдла – это тогда и вытолкнуло меня из околофутбола.

И из футбола вообще?

Я последний раз был на золотом матче в Раменском, с тех пор больше не ездил.

А как так получилось, что такая замечательная тусовка, как Z-44 распалась? Ты ведь сам говоришь, что у вас все старались держаться друг за друга.

На это было много причин. С одной стороны, мы стали слишком давить, предъявлять большие требования к людям: уделять больше времени, чаще ездить, ходить в спортзал, участвовать в различных мероприятиях. Возможно, это в чем то моя вина, люди перестали воспринимать все это как отдых и стали просто потихоньку отваливаться.

Многие отошли просто по мере взросления, средний возраст на секторе, он ведь и сейчас, я думаю, не очень изменился. Мы были достаточно возрастной группировкой, в начале 2000-ых мне было 22-23 года, а я был одним из самых молодых в бригаде. А у большинства 25-26 лет – это такой некий рубеж, то есть свадьба и появление ребенка. Семья ставит крест на фанатской жизни. Как правило, после рождения ребенка на год пропадают все, многие на два, а многие навсегда. Вот из тех 50-60 щщей, которые у нас составляли некое ядро, сейчас имеют отношение к околофутболу от силы человек 10.

Cостязание духа

Расскажи, как ты отошел от движухи, как протекал этот процесс?

Большинство людей с которыми я общался к этому моменту либо отошли, либо потерялись, наша фирма распалась, появился МХ с совершенно другой ОФ культурой, другим уровнем. Мне это было не так интересно, я меньше и меньше стал появляться на мероприятиях, все меньше и меньше ездил. Периодически, за пределами стадиона, я еще продолжал общаться с некоторыми людьми, с некоторыми и сейчас продолжаю.

Находясь в движухе, я очень серьезно к ней относился, много ездил, встречался с людьми, всегда кому-то, что-то пытался объяснить, доказать, а после ухода из ОФ у меня появилось куча времени, которое можно тратить на себя. Жизнь просто вертикально пошла вверх, я стал гораздо больше зарабатывать, так как более ответственно начал подходить к работе, ведь когда я был в движе, к работе относился только, как к источнику денег на выезда, а когда по-другому начинаешь к работе относится, она тебе сразу абсолютно другую отдачу начинает приносить.

А околофутбол не мог остаться в твоей жизни, как отдых от этой работы?

Отдых – это скорее поход с семьей на центральный сектор, а не поездка в условное Бологое с целью разбить пару ебальников. Так что, вряд ли, можно воспринимать околофутбол, как отдых, тем более сейчас, когда для того, чтобы выступить в том же Бологое тебе нужно тренироваться три раза в неделю. Вообще весь этот уход ОФ в спорт, меня дико бесил. Драки по околофутболу всегда привлекали меня тем, что они являлись состязанием духа, то есть психология решала исход. Я никогда не был охеренным бойцом, я обладал реакцией шахматиста, никакой дыхалкой, да и драться особо не умел, но я никогда не бегал, меня привлекало именно такое вот массовое состязание на психологию – именно это мне нравилось в ОФ. А сейчас ОФ стал в большей степени физическим состязанием, нежели психологическим — состязанием силы и техники.

Началось это с привлечения спортсменов из зала, а потом уже все сами превратились в спортсменов и привлекать уже никого не надо. Мне вот этот путь развития ОФ просто не интересен, если я захочу быть спортсменом рукопашником, я буду заниматься рукопашным боем и бить морды на ринге, а не в подворотне, или в лесу. Тренироваться три раза в неделю, для того чтобы в субботу сходить на футбол – это маразм, в этом просто нет смысла. Это, конечно, тоже был фактор, повлиявший на мой уход, так как все парни вокруг тренировались, а я приходил просто так, следовательно, вынимал все чаще и чаще.

Хорошо, давай чуть вернемся и поговорим о фанатизме, как о сегменте нашего общества. Вот, по твоим словам, получается, что фанаты – это такая маргинализированная, часть общества. А как тогда получилось, что в современной России, фанаты — это чуть ли не единственные люди, которые могут хоть как-то организоваться и представлять какую-то силу, отстаивая свои интересы и принципы?

Дело в том, что в фанатизме очень велик культ насилия, фанаты всегда готов применить силу. Организоваться способны многие, а вот применить насилие, подтвердить свои слова действием – это могут далеко не все. Именно поэтому к фанатам прислушиваются, они способны мгновенно перейти от слов к действиям. Вспомним, например, компанию по защите озера Байкал от строительства нефтепровода, через озеро, тогда выходил сотни тысяч, людей по всей стране, но это была в основном интеллигенция, способная только с плакатиком постоять. А вот реально что-то сделать в подтверждение своих слов: машину перевернуть, стекло разбить мало, кто может. Конечно, зачастую эти беспорядки устраиваются больше по угару, а не во имя какой-либо идеи, но окружающие воспринимают это именно как подтверждение своих слов делом.

Подтверждением твоих слов, может быть тот факт, что после событий на Манежной площади Путин встречался со всеми фанатскими лидерами, причем именно с реальными лидерами.

Одна из новых тенденций в развитие фанатизма, которые меня очень выбешивала – это связь с властями.

Началась “торговля пушечным мясом”, кто-то продавал пушечное мясо бандитам, выезжая на их разборки, а кто-то политическим деятелям, помогая им в решении различных проблем. Это был совершенно неприемлемый для меня путь, я считаю, что такие вещи, как выезды на охрану Селигера – это позорные страницы в истории движения.

А вторая неприятная тенденция – это более плотная связь с клубом. Одно дело, когда клуб – сам по себе, фанаты – сами по себе, то есть на отдалении друг от друга. Помню, было время, когда многие лидеры фанатских фирм Мутко не то что руки не подавали, а даже, когда он сам звонил и предлагал встречу, посылали Виталия Леонтьевича. А сейчас фанаты берут деньги от клуба, получается, что уже не фанаты любят клуб, а что клуб уже любит сам себя, да еще и за деньги. Думаю, все знают, как называется любовь за деньги. Раньше мы все смеялись над Локомотивом, когда они стали делать банеры за деньги клуба, а сейчас это в каждом движении происходит.

Деградация движа

Ты какой-нибудь прогноз всего этого можешь дать? В какую сторону фанатизм двигается и к чему может придти?

Я, честно, не знаю. Я не настолько сейчас в теме, чтобы прогнозы давать.

И тебе даже не интересно сейчас на все это смотреть?

Почему? Очень интересно на самом деле.

Если оценивать такой социально-протестный потенциал фанатизма, то я в него не верю абсолютно. Лидеры вряд ли захотят ввязываться в борьбу с системой, а одна молодежь многого не сделает. По-моему мнению, в будущем, фанатизм — как политическая сила ничего из себя представлять не будет. Вот если в стране в целом начнет меняться ситуация, то тогда и в этом плане возможны изменения.

В какой момент ты это понял?

Наверно, в тот момент, когда органы стали массово обращать внимание на фанатов, в тот момент все лидеры были взяты на крючок, у всех с одной стороны было уголовное дело, а с другой стороны “сладенькое” в виде денег. Массово нарушая закон, а фанаты именно массово его нарушали, особенно в 90-ые, трудно рассчитывать, что на тебя не обратят внимания правоохранительные органы. В какой-то момент нам казалось, что мы круче ОМОНа, но это было заблуждение.

Сейчас фанаты полностью подконтрольны, как бы это печально не звучало, с ними можно сделать все что угодно, они не имеют своего голоса. Пример стоит брать с Саши Шумахера, при всех своих минусах, он очень грамотно пытается доносить, какое-то свое фанатское мнение. Пускай и политически корректно, пускай и в более сглаженной форме, чем оно есть на самом деле, но выражать мнение фанатов к чему-либо. Я присутствовал, когда он в беседе с достаточно высокопоставленными людьми отстаивал и защищал фанатов, которые травили Быстрова, когда люди там чуть ли не матюгами его за это крыли, он все равно пытался, что-то объяснить, говорил, что нет, у фанатов своя правда, то есть пытался как-то наши принципы до людей донести.

А вот публичное донесение своего мнения, практически, потеряно, да и самого мнения, кажется, тоже больше нет. Движ очень сильно деградировал в этом плане.

Игры в песочнице

Как думаешь, почему у нас не получилось развить фанатизм до уровня той же Сербии? Потому что не воевали, или просто люди не настолько ебанутые, почему народ не готов до конца стоять за свои принципы?

Готовности идти до конца, садиться в тюрьму, не было ни у кого. Уголовные дела были на всех, они и сейчас не закрыты, срок давности еще не вышел, но за решетку никто не попал, а ведь действительно было за что, готовности идти до конца тогда не у кого не было. И это нормально, у всех своя жизнь, да и ради чего?

Для меня вообще по околофутболу встал вопрос: а ради чего все это? То есть понятно: развитие движа, утверждение принципов, формирование структуры, общности людей… А ради чего? Чего мы хотим? Какова конечная цель? Оказалось, что вот эта цель – она очень мелкая. Условно говоря, общество есть: производство, распределение, обмен и потребление. Так вот, околофутбол лежит в сфере потребления, по сути. То есть ОФ – это всего лишь субкультура, коих множество. Цели, котороые можно поставить перед собой в рамках ОФ, очень мелкие, в масштабах общества они просто смешны. Вот поэтому то люди и не захотели встревать из-за этого. В Сербии же все по другому, там люди используют ОФ, как средство для достижения куда более крупных целей, для решения очень серьезных задач. А у нас этого не было и нет.

Живем слишком хорошо?

Трудно сказать. Если брать Петербург, то даже 2000 $ получает очень тонкая прослойка людей, дай Бог на 5 000 000 жителей, наверно, от силы 100 000 могут похвастаться такими доходами, а основная масса живет совсем по-другому. Большинством моих знакомых в основном работает за 1000 $ — это некий максимум, на который можно рассчитывать в Петербурге. А что такое тысяча баксов – это деньги, на которые жить-то по нынешним ценам невозможно. Поэтому говорить о том, что мы живем хорошо.., не знаю, мне кажется, что для многих абон купить, и то проблема.

Может, ты немного сгущаешь? Люди, вроде, спокойно живут, на выезда по Европе ездят, денег хватает. А в Сербии уровень жизни все-таки пониже, люди находяться в постоянной готовности к войне, к войне даже с сами собой.

Я не большой спец по Сербии. Но в чем то это правда, в жизни все определяют ставки, что ты теряешь. Вот, например, когда я был в Штатах, там многие спрашивали: “Почему ваши правители до последнего стараются удержаться у власти, не хотят уходить?” У них человек был профессором в университете, потом стал сенатором, поработал один срок сенатором и вернулся обратно в университет. У нас же, если профессор из универа станет чиновником, он выходит на абсолютно другой уровень жизни, ему возвращаться, условно говоря, некуда, по сравнению с его новым положением, должность профессора в университете – это просто ничто. Естественно, он никогда в жизни туда не вернется.

Это я к тому говорю, что всегда огромное значение имеет то, куда ты можешь отступить. Видимо, у людей в Сербии этих путей отступления меньше, чем у нас. У нас стабильное, потребительское общество, в котором люди не готовы куда-либо срываться, так потихонечку загниваем.

Это и к фанатизму относится?

В фанатизме у нас внешне все на очень высоком уровне. Например, масштабы лигочемпионского перфоманса на Реал – это масштабы просто фантастические, по любым меркам, европейским, мировым. Другой вопрос, что за этим стоит, есть ли за красивым полотном по настоящему сильный, единый движ? Скорее всего нет.

В какой-то момент мне захотелось заниматься политикой, мне показалось слишком мелко ставить пред собой цели вывесить банер на всю трибуну, сделать его больше , чем у оппонентов – это все на уровне, кто самую большую башенку из песка построит, когда вокруг песочницы танки ездят.

В итоге ты пересел на танк?

Неееа.

Все танки оказались заняты?

Я окапался, прикрылся сверху блиндажом и сижу там, заряжаю гранатомет.

Я вот сейчас так говорю, что все у нас слишком печально, чего не коснись. А я на самом деле очень грустно воспринимаю сегодняшние наши реалии во всех отношениях, в том числе и в футболе. То, что сейчас из себя представляет наш футбол – это капец, а пристегнутый к нему околофутбол – это просто посмешище на капец. Вот скажи мне где сейчас глобальные драки по ОФ?

Ушли в прошлое. А не глобальные происходят каждые выходные, например в формате 30х30.

Все равно сейчас за этим нет ценностей, нет духа, нет веры, а без этого ОФ не ОФ.

(с) Landscrona.ru



5 комментариев на “Ландскрона: венец земли и рупор движения”

  1. ОФ-мэнчик написал 30 августа, 2011 в 19:18

    Thumb up 35 Thumb down 8

    Очень интересно. Не пожалел времени почитать.  В целом он прав. Особенно про «нет ценностей, нет духа, нет веры»

  2. аб написал 31 августа, 2011 в 3:19

    Thumb up 41 Thumb down 42

    Прилично насрано в мозгах у этого «европейца», противостоящего «варварам» из «Москвы, да и всей России практически».
    Думаю, были бы живы наши деды, отстоявшие от цивилизованных европецев Ленинград — ходить бы этому чухонскому «ингерманландцу» с разбитым ебалом в своем же собственном городе.
    Хотят стать «пятой скандиновской республикой»? Легко.
    Только пускай забирают дуэт своих гномиков у власти, возвращают деньги выкачанные «Газпромом» у «русских варваров» (аннулируют  все трансферы Зенита, «спонсорские»контракты с Шальке и Звездой) и заявляются в чемпионат Финляндии.
    Через год-другой будут работать за еду или батрачить на белорусов как современные литовцы. А там глядишь и город-музей окончательно развалится из-за отсуствия ремонта.

  3. кекс написал 31 августа, 2011 в 8:51

    Thumb up 29 Thumb down 16

    у чувака кризис среднего возраста, типа проебал я жисть на не понятно что, а мои одноклассники в это время устраивали себе благосостояние. На фоне этого жесткая дипресуха. А у этой медальке есть и другая сторона, вот был бы он сейчас обеспеченым, и думал — а что дальше, что мне дало бабло? Друзей? Смешно! Кокс? Шлюхи? надоели! Хочу разбивать щи и крошить оппонентов. А все это ЖИЗНЬ!

  4. мимапрабигал написал 1 сентября, 2011 в 12:36

    Thumb up 6 Thumb down 12

    аб, ты крутой и ломаешь систему
    Про ингерманландский сепаратизм много можно стебаться, в статье это не главное.
     

  5. масква написал 4 сентября, 2011 в 6:51

    Thumb up 6 Thumb down 7

    не первый раз ловлю себя на том ощущении, что у многих питерцев высокий уровень рефлексии и какой-то комплекс неполноценности, ощущение как будто им постоянно стыдно за себя и за то, что оин делают (касается не только футбола и оф)